Поделитесь текущей страницей:

Поиск по базе документов:

 

УСТАВНЫЙ СУД САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 июня 2012 г. N 001/12-П

 

ПО ДЕЛУ О СООТВЕТСТВИИ УСТАВУ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА ПОЛОЖЕНИЙ

АБЗАЦА ВТОРОГО СТАТЬИ 11 ЗАКОНА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

ОТ 17 ДЕКАБРЯ 1997 ГОДА N 227-77 "ОБ УПОЛНОМОЧЕННОМ

ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ"

 

Уставный суд Санкт-Петербурга в составе председателя Н.Ф.Гуцан, судей О.В.Герасиной, И.В.Тимофеева, А.В.Шевченко,

с участием заявителя С.А.Голубка, представителей заявителя В.А.Андреева, С.В.Усоскина, представителя Законодательного Собрания Санкт-Петербурга А.Р.Уланова, представителя Губернатора Санкт-Петербурга Н.А.Рогачева, специалиста - начальника отдела правового обеспечения аппарата Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге К.Е.Шарыгина,

руководствуясь положениями пункта 5 статьи 50 Устава Санкт-Петербурга, пункта "а" статьи 3, статей 30, 63, 64, пункта 2 статьи 74, статей 78, 79 и 80 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга", рассмотрел в открытом судебном заседании дело о соответствии Уставу Санкт-Петербурга положений абзаца второго статьи 11 Закона Санкт-Петербурга от 17 декабря 1997 года N 227-77 "Об Уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге".

Поводом к рассмотрению дела послужила жалоба гражданина С.А.Голубка о соответствии Уставу Санкт-Петербурга положений абзаца второго статьи 11 Закона Санкт-Петербурга от 17 декабря 1997 года N 227-77 "Об Уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге".

Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Уставу Санкт-Петербурга положения абзаца второго статьи 11 Закона Санкт-Петербурга от 17 декабря 1997 года N 227-77 "Об Уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге".

Заслушав сообщение судьи-докладчика О.В.Герасиной, пояснения заявителя С.А.Голубка, представителей заявителя В.А.Андреева, С.В.Усоскина, выступления представителя Законодательного Собрания Санкт-Петербурга А.Р.Уланова, представителя Губернатора Санкт-Петербурга Н.А.Рогачева, специалиста - начальника отдела правового обеспечения аппарата Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге К.Е.Шарыгина, исследовав представленные документы и иные материалы дела, Уставный суд Санкт-Петербурга

 

установил:

 

1. В Уставный суд Санкт-Петербурга 25 апреля 2012 года поступила жалоба гражданина Голубка Сергея Александровича о соответствии Уставу Санкт-Петербурга положений абзаца второго статьи 11 Закона Санкт-Петербурга от 17 декабря 1997 года N 227-77 "Об Уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге" (далее - Закон Санкт-Петербурга N 227-77). Согласно указанным положениям Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге рассматривает обращения (жалобы) в том случае, если заявитель ранее обращался по поводу нарушения прав и свобод к должностным лицам органов государственной власти Санкт-Петербурга, но либо не получил ответа в установленный законодательством срок, либо не согласен с решениями, принятыми по его обращению (жалобе).

Как следует из представленных заявителем документов (решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 04 апреля 2012 года по делу N 2-1554/12), оспариваемые положения были применены судом в конкретном деле. Таким образом, согласно положениям пункта 5 статьи 50 Устава Санкт-Петербурга, статьи 79 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" жалоба гражданина С.А.Голубка является допустимой.

По мнению заявителя, оспариваемые положения не соответствуют Уставу Санкт-Петербурга. Установленный ими предварительный порядок обращения к должностным лицам органов государственной власти Санкт-Петербурга исключает для Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге возможность осуществлять в соответствии с пунктом 2 статьи 19 Устава Санкт-Петербурга деятельность, направленную на предотвращение нарушений прав человека. Указанный порядок препятствует гражданам и организациям напрямую обращаться к Уполномоченному по правам человека в Санкт-Петербурге с целью его информирования о возможных нарушениях прав и свобод человека и гражданина, а также не позволяет Уполномоченному по правам человека в Санкт-Петербурге своевременно принимать меры, направленные на предотвращение нарушений прав граждан. Кроме того, заявитель полагает, что оспариваемые положения нарушают принцип самостоятельности местного самоуправления, поскольку в случае нарушения прав и свобод человека и гражданина органами местного самоуправления в Санкт-Петербурге, граждане должны обращаться к должностным лицам органов государственной власти Санкт-Петербурга.

Из выступления представителя Законодательного Собрания Санкт-Петербурга А.Р.Уланова следует, что Закон Санкт-Петербурга N 227-77 принят Законодательным Собранием Санкт-Петербурга в правомочном составе, в пределах его полномочий и в надлежащем порядке. Оспариваемые положения не противоречат Уставу Санкт-Петербурга и не препятствуют осуществлению Уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге предусмотренной положениями пункта 2 статьи 19 Устава Санкт-Петербурга деятельности, направленной на предотвращение нарушений прав человека. Предварительный порядок обращения к должностным лицам органов государственной власти Санкт-Петербурга не препятствует гражданам или организациям информировать Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге о возможных или существующих нарушениях прав и свобод человека и гражданина. Кроме того, из оспариваемых положений в их системной взаимосвязи с положениями пункта 1 статьи 12 Закона Санкт-Петербурга N 227-77 следует, что Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге вправе по собственному усмотрению принять жалобу независимо от соблюдения установленного оспариваемыми положениями порядка. Установленный предварительный порядок обращения к должностным лицам органов государственной власти Санкт-Петербурга не распространяется на случаи нарушения прав и свобод человека и гражданина органами местного самоуправления в Санкт-Петербурге, их должностными лицами.

Согласно позиции представителя Губернатора Санкт-Петербурга Н.А.Рогачева, оспариваемые положения соответствуют Уставу Санкт-Петербурга. Положениями пункта 2 статьи 19 Устава Санкт-Петербурга определены два направления деятельности Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге: предотвращение нарушений прав человека и защита прав человека. Положения статьи 11 Закона Санкт-Петербурга N 227-77 устанавливают условия принятия жалобы Уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге в рамках решения задачи по защите прав человека и не применимы к обращениям граждан и организаций к Уполномоченному по правам человека в Санкт-Петербурге с целью его информирования о возможных и существующих нарушениях прав и свобод человека и гражданина. Установленный оспариваемыми положениями предварительный порядок обращения к должностным лицам органов государственной власти Санкт-Петербурга не распространяется на случаи нарушения прав и свобод человека и гражданина органами местного самоуправления в Санкт-Петербурге в силу принципа самостоятельности местного самоуправления. В таких случаях граждане вправе обращаться к Уполномоченному по правам человека в Санкт-Петербурге непосредственно. Оспариваемые положения не противоречат Федеральному закону от 02 мая 2006 года N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 59-ФЗ), поскольку рассматриваемые общественные отношения указанным законом не регулируются. Законодатель Санкт-Петербурга вправе самостоятельно устанавливать порядок подачи жалоб Уполномоченному по правам человека в Санкт-Петербурге.

Опрошенный в судебном заседании специалист К.Е.Шарыгин пояснил, что при рассмотрении обращений граждан Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге не руководствуется оспариваемыми положениями, поскольку они противоречат Федеральному закону N 59-ФЗ, не устанавливающему таких требований к обращениям. Факт несоответствия оспариваемых положений Закона Санкт-Петербурга N 227-77 Федеральному закону N 59-ФЗ уполномоченным органом не был установлен. Данное обстоятельство не препятствует Уполномоченному по правам человека в Санкт-Петербурге напрямую применять положения Федерального закона N 59-ФЗ, а не оспариваемые положения. Кроме того, специалист К.Е.Шарыгин считает, что установление такого порядка в отношении нарушений прав граждан, допущенных органами местного самоуправления в Санкт-Петербурге, не соответствует положениям пункта 1 статьи 64 Устава Санкт-Петербурга, устанавливающим самостоятельность местного самоуправления. Для обеспечения деятельности Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге создан аппарат Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге. Руководители структурных подразделений аппарата осуществляют рассмотрение поступающих к Уполномоченному по правам человека в Санкт-Петербурге обращений и дают на них ответы.

На основании изложенного Уставный суд Санкт-Петербурга приходит к выводу, что обнаруживается неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Уставу Санкт-Петербурга положения абзаца второго статьи 11 Закона Санкт-Петербурга N 227-77.

Согласно положениям пунктов 1 и 2 статьи 63 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" Уставный суд Санкт-Петербурга принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов; только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта, легитимность которой подвергается сомнению. Уставный суд Санкт-Петербурга при принятии решения не связан основаниями и доводами, изложенными в обращении.

2. Оспариваемые положения в их системной взаимосвязи с положениями статьи 12 Закона Санкт-Петербурга N 227-77 определяют условия рассмотрения Уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге жалоб по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина, нарушенных решениями или действиями (бездействием) органов государственной власти Санкт-Петербурга, органов местного самоуправления в Санкт-Петербурге или должностных лиц.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства (статья 2); права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими; они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (статья 18); государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется (часть 1 статьи 45); защита прав и свобод человека и гражданина находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (пункт "б" части 1 статьи 72); по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (часть 2 статьи 76).

В целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод граждан, их соблюдения и уважения государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами в соответствии с Конституцией Российской Федерации Федеральным конституционным законом от 26 февраля 1997 года N 1-ФКЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" (далее - Федеральный конституционный закон N 1-ФКЗ) учреждена должность Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. Положениями статьи 3 Федерального конституционного закона N 1-ФКЗ установлено, что деятельность Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации дополняет существующие средства защиты прав и свобод граждан, не отменяет и не влечет пересмотра компетенции государственных органов, обеспечивающих защиту и восстановление нарушенных прав и свобод.

Согласно положениям пункта 1 статьи 5 Федерального конституционного закона N 1-ФКЗ в соответствии с конституцией (уставом), законом субъекта Российской Федерации может учреждаться должность Уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации.

Таким образом, из Федерального конституционного закона N 1-ФКЗ следует, что на уровне субъекта Российской Федерации существующие средства защиты прав и свобод человека и гражданина могут быть дополнены институтом Уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации.

Федеральное законодательство, в том числе Федеральный закон N 59-ФЗ, не определяет компетенцию, организационные формы и условия деятельности Уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации. При отсутствии соответствующего федерального законодательного регулирования законодатель субъекта Российской Федерации вправе осуществить собственное правовое регулирование данных общественных отношений. Аналогичная правовая позиция неоднократно формулировалась Верховным Судом Российской Федерации в том числе, в определениях от 06 декабря 2006 года N 58-Г06-46, от 17 октября 2007 года N 74-Г07-16, от 07 сентября 2011 года N 44-Г11-32. Такой вывод согласуется также с правовой позицией, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 01 февраля 1996 года N 3-П по делу о проверке конституционности ряда положений Устава - Основного Закона Читинской области.

Уставом Санкт-Петербурга (подпункт 2 пункта 1 статьи 11, пункт 1 статьи 16, подпункт 6 пункта 5 статьи 30, пункт 2 статьи 39, подпункт 1 пункта 3 статьи 44, пункт 5 статьи 50, статья 51) определена система государственной защиты прав и свобод человека и гражданина в Санкт-Петербурге, в соответствии с которой полномочия по защите прав и свобод человека и гражданина возложены на Законодательное Собрание Санкт-Петербурга, Губернатора Санкт-Петербурга, Правительство Санкт-Петербурга и иные исполнительные органы государственной власти Санкт-Петербурга, Уставный суд Санкт-Петербурга и мировых судей. Положениями статей 19 и 19-1 Устава Санкт-Петербурга учреждены должности Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге и Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге. При этом содержание основанной на Уставе Санкт-Петербурга правозащитной деятельности определяется уставной природой соответствующего государственного органа Санкт-Петербурга, должностного лица Санкт-Петербурга.

Основы статуса Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге определены Уставом Санкт-Петербурга. Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге не входит в систему органов государственной власти Санкт-Петербурга, не относится к органам законодательной, исполнительной или судебной власти Санкт-Петербурга (пункт 1 статьи 16). Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге - должностное лицо Санкт-Петербурга, избираемое на должность Законодательным Собранием Санкт-Петербурга и действующее на основании Устава Санкт-Петербурга, закона Санкт-Петербурга в соответствии с Конституцией Российской Федерации и законодательством Российской Федерации; Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге осуществляет деятельность, направленную на предотвращение нарушений прав человека со стороны органов власти и местного самоуправления и на защиту прав человека на территории Санкт-Петербурга (пункты 1 и 2 статьи 19).

Деятельность Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге непосредственно не связана с применением санкций правовых норм и разрешением спора о праве, не отменяет и не влечет пересмотра компетенции государственных органов Санкт-Петербурга, должностных лиц Санкт-Петербурга, которые обязаны обеспечивать защиту и восстановление нарушенных прав и свобод и, в свою очередь, обладают властными полномочиями по разрешению вопросов окончательно и по существу.

3. Устав Санкт-Петербурга, определив основы статуса Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге, предусмотрел возможность осуществления правового регулирования деятельности Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге законом Санкт-Петербурга (пункт 1 статьи 19). Такой подход соответствует правовой природе Устава Санкт-Петербурга как акта учредительного характера, определяющего статус Санкт-Петербурга.

Осуществляемое законодателем Санкт-Петербурга правовое регулирование деятельности Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге должно соответствовать основам статуса Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге, определенным в Уставе Санкт-Петербурга.

Законодатель Санкт-Петербурга предусмотрел создание аппарата Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге для обеспечения его деятельности (абзац первый статьи 18 Закона Санкт-Петербурга N 227-77). Как следует из положений абзаца четвертого статьи 18 Закона Санкт-Петербурга N 227-77, Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурга и его аппарат является государственным органом с правом юридического лица. По смыслу положений статьи 19 Устава Санкт-Петербурга учреждение аппарата Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге, наделение Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге и его аппарата статусом государственного органа не означает, что руководители структурных подразделений аппарата вправе осуществлять полномочия, закрепленные положениями Закона Санкт-Петербурга N 227-77 за Уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге.

В тексте Закона Санкт-Петербурга N 227-77, используемых в нем формулировках, не содержится понятие "предотвращение нарушений прав человека". Вместе с тем, учитывая высшую юридическую силу Устава Санкт-Петербурга по отношению к законам Санкт-Петербурга и его прямое действие, Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге обязан использовать указанные в Законе Санкт-Петербурга N 227-77 средства для предотвращения нарушений прав человека в той мере, в какой их характер отвечает уставному предназначению Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге.

По мнению гражданина С.А.Голубка, оспариваемые положения не соответствуют Уставу Санкт-Петербурга, поскольку по жалобам заявителей делают невозможным осуществление Уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге деятельности, направленной на предотвращение нарушений прав человека, то есть превентивной деятельности. Однако предметом регулирования оспариваемых положений являются общественные отношения, связанные с рассмотрением Уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге жалобы по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина, нарушенных решениями или действиями (бездействием) органов государственной власти Санкт-Петербурга, органов местного самоуправления в Санкт-Петербурге или должностных лиц. Следовательно, оспариваемые положения непосредственно не регулируют общественные отношения, связанные с осуществлением Уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге деятельности по предотвращению нарушений прав человека и не могут препятствовать ее осуществлению.

Законодатель Санкт-Петербурга обладает достаточной свободой усмотрения при определении компетенции, организационных форм и условий деятельности Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге. При этом законодатель Санкт-Петербурга должен стремиться к тому, чтобы вводимые им правовые механизмы обеспечивали максимально эффективную реализацию Уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге уставных целей, в том числе своевременное и в полном объеме использование имеющихся в его распоряжении средств для защиты нарушенных прав и свобод каждого конкретного заявителя.

Регламентируя порядок деятельности Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге, законодатель Санкт-Петербурга предусмотрел в качестве условия рассмотрения Уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге жалобы по поводу нарушения прав и свобод человека и гражданина предварительное обращение к должностным лицам органов государственной власти Санкт-Петербурга (абзац второй статьи 11 Закона Санкт-Петербурга N 227-77). Соблюдение такого условия является обязательным для Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге. Иное понимание оспариваемых положений допускает возможность неограниченного усмотрения Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит, не обеспечивает реализацию в Санкт-Петербурге гарантированного Уставом Санкт-Петербурга конституционного принципа равенства прав и свобод человека и гражданина.

Из стенограммы заседания Законодательного Собрания Санкт-Петербурга от 15 октября 1997 года, на котором рассматривался проект закона Санкт-Петербурга "Об Уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге", следует, что установление условия о предварительном обращении к должностным лицам органов государственной власти Санкт-Петербурга было направлено на обеспечение возможности Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге наиболее эффективно содействовать защите нарушенных прав и свобод человека и гражданина.

Само по себе правило о предварительном обращении заявителя по поводу нарушения его прав и свобод как условии рассмотрения Уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге соответствующих жалоб не противоречит уставной природе Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге. Вместе с тем, осуществляя соответствующее правовое регулирование, законодатель Санкт-Петербурга должен соблюдать и положения Устава Санкт-Петербурга, определяющие организацию публичной власти в Санкт-Петербурге.

Из положений Закона Санкт-Петербурга N 227-77 следует, что Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге рассматривает жалобы на нарушения прав и свобод человека и гражданина как органами государственной власти Санкт-Петербурга и их должностными лицами, так и органами местного самоуправления в Санкт-Петербурге и их должностными лицами (пункт 1 статьи 1, абзац второй статьи 2, пункты 2 - 4 статьи 12, абзац первый пункта 1 статьи 17).

Оспариваемые положения предусматривают, что, независимо от того, нарушены права и свободы человека и гражданина органами государственной власти Санкт-Петербурга, их должностными лицами или органами местного самоуправления в Санкт-Петербурге, их должностными лицами, гражданин должен предварительно обратиться к должностным лицам органов государственной власти Санкт-Петербурга. Целью соответствующего обращения является принятие должностными лицами органов государственной власти Санкт-Петербурга мер по восстановлению прав заявителя, нарушенных органами местного самоуправления, их должностными лицами. Предварительное обращение к должностным лицам органов государственной власти Санкт-Петербурга требуется независимо от того, произошло ли нарушение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий, либо при осуществлении органами местного самоуправления полномочий по решению вопросов местного значения, наделены ли органы государственной власти Санкт-Петербурга в соответствующей ситуации контрольными полномочиями в отношении органов местного самоуправления. Тем самым оспариваемыми положениями допускается возможность неограниченного контроля органов государственной власти Санкт-Петербурга за деятельностью органов местного самоуправления.

Правовая позиция о недопустимости произвольного расширения пределов государственного контроля за деятельностью органов местного самоуправления по решению вопросов местного значения была сформулирована Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 30 ноября 2000 года N 15-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Устава (Основного Закона) Курской области в редакции Закона Курской области от 22 марта 1999 года "О внесении изменений и дополнений в Устав (Основной Закон) Курской области".

Уставом Санкт-Петербурга установлено, что органы местного самоуправления наделяются собственными полномочиями по решению вопросов местного значения (статья 62); органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти Санкт-Петербурга (пункт 1 статьи 64); правовые акты, принятые органами местного самоуправления в пределах их компетенции, не могут быть отменены органами государственной власти Санкт-Петербурга (пункт 2 статьи 64).

Уставным судом Санкт-Петербурга ранее выражалась правовая позиция, согласно которой законодатель Санкт-Петербурга не вправе осуществлять такое правовое регулирование, которое ставило бы под сомнение реальную возможность муниципальных образований Санкт-Петербурга самостоятельно решать отнесенные к их ведению вопросы местного значения (Постановление от 29 октября 2009 года N 016-019/09-П по делу о соответствии Уставу Санкт-Петербурга отдельных положений пунктов 1 и 2 статьи 1 Закона Санкт-Петербурга от 26 сентября 2007 года N 478-91 "О внесении изменений и дополнения в Закон Санкт-Петербурга "Об организации местного самоуправления в Санкт-Петербурге").

На основании изложенного Уставный суд Санкт-Петербурга приходит к выводу, что осуществленное положениями абзаца второго статьи 11 Закона Санкт-Петербурга N 227-77 правовое регулирование не обеспечивает самостоятельность местного самоуправления. Положения абзаца второго статьи 11 Закона Санкт-Петербурга N 227-77 в той мере, в которой они предусматривают в качестве условия рассмотрения Уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге жалоб по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина, нарушенных решениями или действиями (бездействием) органа местного самоуправления в Санкт-Петербурге или должностного лица местного самоуправления в Санкт-Петербурге, предварительное обращение заявителя к должностным лицам органов государственной власти Санкт-Петербурга, не соответствуют Уставу Санкт-Петербурга, его положениям статьи 62, пунктов 1 и 2 статьи 64.

Руководствуясь положениями статьи 5, пункта 1 статьи 61, статей 62, 63, 64, 67, 68 и 82 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга", Уставный суд Санкт-Петербурга

 

постановил:

 

1. Признать положения абзаца второго статьи 11 Закона Санкт-Петербурга от 17 декабря 1997 года N 227-77 "Об Уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге" в той мере, в которой они предусматривают в качестве условия рассмотрения Уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге жалоб по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина, нарушенных решениями или действиями (бездействием) органа местного самоуправления в Санкт-Петербурге или должностного лица местного самоуправления в Санкт-Петербурге, предварительное обращение заявителя к должностным лицам органов государственной власти Санкт-Петербурга, не соответствующими Уставу Санкт-Петербурга, его положениям статьи 62, пунктов 1 и 2 статьи 64.

2. Согласно статье 68 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" настоящее постановление окончательно, обжалованию не подлежит и вступает в законную силу немедленно после его провозглашения.

3. Согласно статье 5 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" решение Уставного суда Санкт-Петербурга, вступившее в законную силу, обязательно для органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, должностных лиц и граждан и подлежит неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

4. Согласно статье 75 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" признание нормативного правового акта либо отдельного его положения (положений) не соответствующими Уставу Санкт-Петербурга является основанием для отмены в установленном порядке положений других нормативных правовых актов, основанных на нормативном правовом акте, признанном не соответствующим Уставу Санкт-Петербурга, либо воспроизводящих его.

5. Согласно статье 67 Закона Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" настоящее постановление подлежит официальному опубликованию в газете "Санкт-Петербургские ведомости" в течение 14 дней после его провозглашения.

 

Председатель

Уставного суда Санкт-Петербурга

Н.Ф.Гуцан

 

Судьи

Уставного суда Санкт-Петербурга

О.В.Герасина

И.В.Тимофеев

А.В.Шевченко

 

 



Законодательство субъектов РФ // Санкт-Петербург, Ленинградская область //

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © www.pravoregiona78.ru, 2012 - 2017